Здесь можно скачать wordpress шаблоны бесплатно. После скачивания устанавливать через админку.

ПАМЯТИ ПАСТУХА И ПАСТУШКИ.

Светлой памяти Виктора Петровича Астафьева, Марии
Семёновны Астафьевой и Лидии Григорьевны Чватовой посвящается.

16 и 29 ноября — эти даты разделяют дни ухода четы М.С. и В.П.Астафьевых, которые прожили вместе 56 лет — с 1945 по 2001 годы…Две недели – разница по старому и новому стилю. Они ушли в один день. Так сказал их друг литературный критик В.Я.Курбатов…

16 ноября  — 7 лет как не стало Марии Семёновны Астафьевой, писательницы и жены писателя В.П. Астафьева,  а 29 ноября  – 17 лет как не стало Виктора Петровича…

Время стирает из памяти многое, уходит  и память вместе с её носителями, свидетелями чуда удивительного 56 летнего союза родившегося на войне, Мужчины и Женщины, Пастуха и Пастушки, которые и в после войны сохранили верность Любви, не растратив её на бытовщину. Довольствуясь малыми земными радостями,  они покорили звёздные высоты творчества…

Но, сегодня в их  день Памяти хочется впервые рассказать о другом чуде четы Астафьевых, до сих пор не разгаданном – многие неродные им люди стали для них ближе самой близкой родни. Это противоречит нынешней атомизации общества, с её разрушением горизонтальных связей. Может это подтверждает наличие пресловутого единства и борьбы противоречий : детдомовское детство Виктора Петровича против детства Марии Семёновны в семье из 9 детей ?

Кто же она неродная родня Астафьевых ? Их четверо, лысьвенка С.Опарина, чусовляне А.Ширинкин и Л.Чватова, пермячка О.Хорошунова…

Секлетинья Савватеевна Опарина, няня детей Астафьевых. Знакомство с Астафьевыми — 1952 г., г.Чусовой, Партизанская, 76…Ей шёл 18 й год…«Астафьевы были простые, вроде деревенских людей. Подушка – из соломы, матрас – из осоки, одеяло стёганое из ваты. Иногда я ходила на работу в пальто Марии Семёновны, когда она была на выходном. Я — из Кировской области, у меня был только ученический паспорт… Насмешила Марию, когда сказала, что не знаю, что такое картошка в мундире : «Картошку сварила, а мундиров никаких не нашла !» Виктор не выбирал людей – я город, ты деревня…Не гордый, не зазнавался. Матюги бывали, но никто не обращал внимания… В Чусовом он встречался с Черненко, Хорошавцевым, Беловым, Постниковым…Он забросил бы книги, если бы не Мария Семёновна. У неё характер был -один из ста !.. Она – из семьи в 9 детей ! Мама её шутила в ответ на вопрос как можно жить в такой большой семье без ссор и ругани : «Ничего страшного, прихожу с работы – даже печка на месте !»

Александр Николаевич Ширинкин, «кум Сана»…

Фронтовик и инвалид войны, как и В.Астафьев. «Познакомились-подрались» в очереди за костями. В.Астафьев в «Весёлом солдате» так описал их последнюю встречу…«И тогда решил я съездить…в город Чусовой…на улице Труда дом Сани Ширинкина хорошо сохранился, стоял все так же бойко на юру…Возле дома играли… две девочки… я поинтересовался : куда делся хозяин этого дома – Ширинкин Александр…? Девочка сказала, что никуда он не делся, это ее дедушко. Тогда ноги у меня ослабели. Я прислонился к тепло нагретой завалинке и, наладив дыхание, попросил позвать деда…Спустя немалое время по настилу во дворе застукала неторопливая палочка, и знакомый мне голос в такт стуку палочки выдавал матюки, из которых складывался смысл и следовало заключение, что страховка за сей год выплачена, налоги все внесены, «так какого же… нужно?». Ишшо осталось шкуру с нас содрать, мать твою!.. – отворив ворота, повысил голос Сана, но, увидев меня, уронил палку: – Ой, кум! Без палки он уже был не ходок, повалился в мою сторону. Я подхватил его и ощутил руками почти бесплотное, костлявое, старческое тело. Сана, повиснув на руках моих, плакал и повторял: «Кум! Кум! Как же это, а? Как же это, а?» Он не облысел, а совершенно облез, и фигуристая голова его с выносом на затылок напоминала мозговую кость с колбасного завода. Появилась кума… всплакнув накоротке, … деловито предложила Сане: старик, кончай нюнить, слетай в лавку… «На крыше ты сидел своей великой новостройки, мимо теща твоя корову гнала, жэнщыны, чтобы ее подначить, говорят: «Андреевна! На пустыре мужичонка строится, пьяница, видать, то поет на всю округу, то матерится на весь город. Не знаешь, чей ? Теща твоя поскорее шасть мимо новостройки: не знаю, мол, не ведаю, что там за мужичонка»…Мы долго и трудно прощались… Они…умерли не в один день, но в один год и перебрались с улицы Труда еще выше на гору, в Красный поселок. Натрудились. Отдыхают. Им на горе ветрено и спокойно».

Ольга Николаевна Хорошунова, «сноха» — М.С.Астафьевой…

«Астафьевых узнала в 1963 г. Мне было 15, было это в школе №37 в Перми. Виктор Петрович пришёл на урок…С Марией Семёновной – познакомилась –  на квартире на Ленина… Они были гостеприимным – не отпускали без чая… Астафьев был авторитетом для детей. Учил детей в Быковке ловить рыбу !.. Через Астафьевых я узнала кто такие Домнин, Хавкин, Бобылев, Расцветаев, Давыдычев, Граевский, Ромашов, Крашенинников, Голубков, Белов, Широков, Оборин, Зырянов…»

 

  Лидия Григорьевна Чватова, врач-спаситель семьи Астафьевых…

Родилась в Иваново, в 1910 г. Училась в Москве, в мединституте. В 1934 г. был всесоюзный выпуск, она ткнула пальцем в карту – попала в Чусовой.

Была детским врачом. Участок большой, транспорт — лошадь и телега. В военные годы работала рентгенологом и главврачом в тубдиспансере. Дружила с Астафьевыми ещё до первой  книги В.Астафьева.

В 1976 г. Чватова с сыном Славой ездила в Вологду к Астафьевым. Вологда понравилась. Астафьев предложил переехать к ним. В 1976 г. Чватова переехала к Астафьевым. 1977-1978 г.г. она жила у Астафьевых, была прописана у них, встала в очередь на кооператив. Астафьев был матершинник ещё тот! Матерился мастерски. «Лигорна» задорно-строго отчитывала : «Витька, кончай материться!» А он, улыбаясь : «Лигорна, кончай ругаться!».

В Чусовом в трудные годы «Лигорна» много сделала для Астафьевых, помогала, чем могла. Чтобы подкормить и подлечить Астафьевых, она им делала койко-места в тубдиспансере. Днём они работали, а вечером возвращались в тубдиспансер (как в профилакторий)…

  В чём же загадка такой близкой дружбы этой четвёрки с Астафьевыми ? Их породнила взаимовыручка в самые тяжёлые годы их жизни. Беспаспортная С.Опарина стала няней их детей и делила с ними скудный хлеб-соль. Врач Л.Чватова лечила-«подкармливала» Астафьевых, перенесших туберкулёз. Фронтовик А.Ширинкин стал кумом и крестником их детей, помогал строить бездомным Астафьевым дом на Партизанской. «Сноха» М.Астафьевой – О.Хорошунова  рано потеряв мужа, племянника М.Астафьевой, «родственные» связи хранит до сих пор, оставаясь уже 50 лет единственной астафьевской «связной» в Перми…

Виктор Петрович и Мария Семёновна очень трепетно относились к понятию род-родова, но оказалось «внеродовые» связи у них были не менее крепкими. Они же сами тоже стали не сразу родными ! Может именно этот сплав сделал их самих крепче, цельней и интересней ? И в астафьевском понятии Пастух и Пастушка заложен другой, более глубокий смысл ?..Вспомним и помянём их Добрым Словом !..

536057536058536059536060536061536062

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *