Вордпресс шаблоны можно скачать здесь: http://wordpress-zone.ru/wordpress-themes-and-templates

В ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО. ПАМЯТИ НИКОЛАЯ РУБЦОВА

19 января 1971 г. не стало русского поэта Николая Михайловича Рубцова. Ему было только 35 лет, ему предрекали огромное поэтическое будущее, но и то, что он успел сделать достойно восхищения и навсегда останется бриллиантом русской поэзии…

Судьбы Виктора Астафьева и Николая Рубцова пересеклись. Но чтобы понять их взаимоотношения надо читать воспоминания самого Астафьева и его жены М.С.Астафьевой-Корякиной. «Порой он бывал до застенчивости трогательно скромен, когда сочинялось и работалось, тогда он становился нежным и податливым, норовил прилепиться к родственной душе, чтобы послушали его, похвалили, обогрели ответной нежностью и любовью. Но над этой рано облысевшей головушкой вертелись какие-то злые ветры недоразумения, грехи вольные и невольные преследовали ее».

Для Астафьева Рубцов стал прототипом его литературных героев, как впрочем, и сам Астафьев был прототипом своих же героев. Их обоих объединяло детдомовское детство. Для Астафьева Рубцов стал лучшим из современных ему поэтов…

Первое знакомство Виктора Астафьева с Николаем Рубцовым состоялось в 1962 году в общежитии Литературного института им. М.Горького в Москве: «…там и успел мимоходно познакомиться и с Рубцовым». Спустя семь лет, в феврале 1969-го, семья Астафьевых переехала в Вологду, жить они стали по соседству с поэтом: «…встречались часто на улице, в магазине, в Союзе писателей, у друзей и знакомых, и еще – он очень часто бывал у нас… собеседник он был удивительный, обладал великолепной памятью, знал много, рассказывал интересно и сам умел слушать, радостно удивляться и глубоко печалиться, а стихи мог читать сколько угодно». После одной из этих встреч Николай Рубцов написал четверостишие:

Сижу в гостях за ароматным чаем

С друзьями, продолжая давний спор.

Россия, Русь! Неужто одичаем,

Себе подпишем смертный

приговор?

Николай Рубцов и самому Виктору Астафьеву посвятил свое стихотворение «Шумит Катунь». А потом ударили крещенские морозы… Страшная смерть поэта, поход Астафьева в морг, похороны словно в полусне, некролог, подписанный в том числе и Виктором Петровичем… Январь 1971-го стал рубежом для всех. По словам Астафьева, «с тех пор и началась отчужденность, затем и разобщение в нашей славной, братски объединенной организации (Вологодской писательской)… Тогда-то вот, от тоски-печали и несносной сырой погоды, появилась у меня мысль вернуться на родину»…Хотя в ещё недалёком 1969 году писатели-вологжане были родственны и вместе открывали мемориальную комнату-музей А.Я.Яшину, яркому поэту и прозаику. И среди них были и В.Астафьев и Н.Рубцов…

«ШУМИТ КАТУНЬ»

В. Астафьеву

…Как я подолгу слушал этот шум,

Когда во мгле горел закатный пламень!

Лицом к реке садился я на камень

И всё глядел, задумчив и угрюм,

Как мимо башен, идолов, гробниц

Катунь неслась широкою лавиной,

И кто-то древней клинописью птиц

Записывал напев её былинный…

Катунь, Катунь — свирепая река!

Поёт она таинственные мифы

О том, как шли воинственные скифы,—

Они топтали эти берега!

И Чингисхана сумрачная тень

Над целым миром солнце затмевала,

И чёрный дым летел за перевалы

К стоянкам светлых русских деревень…

Всё поглотил столетний тёмный зев!

И всё в просторе сказочно-огнистом

Бежит Катунь с рыданием и свистом —

Она не может успокоить гнев!

В горах погаснет солнечный июнь,

Заснут во мгле печальные аилы,

Молчат цветы, безмолвствуют могилы,

И только слышно, как шумит Катунь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *