Шаблоны и темы вордпресс на wordpress-zone.ru

ДОБРОМ И СОВЕСТЛИВЫМ СЛОВОМ ЛЕЧИЛ ОН ВСЕХ, НО НЕ СЕБЯ. ПАМЯТИ ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА РАДКЕВИЧА.

24 апреля 2017 года исполнилось 90 лет со дня рождения известного пермского поэта Владимира Ильича РАДКЕВИЧА, а 7 июня 2017 года исполнилось 30 лет как его не стало. Вот такой двойной юбилей, и светлый и печальный получился у него в этом году.

Владимир Ильич Радкевич, родился 24 апреля 1927г. в г. Белый на Смоленщине, а не стало его 7 июня 1987г. в г. Перми. Заслуженный работник культуры РСФСР, член Союза писателей СССР.

В 1929 году с родителями переехал в г. Ржев Калининской области, затем в 1941 году с матерью эвакуировался в с. Шаран Шаранского района в Башкирии, где закончил среднюю школу. В 1943 году переехал в Пермь.

В 1949 году окончил историко-филологический факультет Пермского университета, после чего работал инспектором отдела культуры, с 1951 года — корреспондентом комитета радиовещания облисполкома. Далее — литсотрудник редакции газеты «Лесник Прикамья» (1955—1957г.г.), газеты «Молодая гвардия» (1958г.).

В 1951 году опубликовал первый сборник стихов «Добрый путь».

С 1959 года — член Союза писателей СССР.

В.И.Радкевич был знаком с В.П.Астафьевым и до последних дней они были в переписке. При сложном астафьевском отношении к городу Перми (ставшей причиной вологодского переезда-раздора) Виктор Петрович очень высоко ценил искренность поэтических чувств В.И.Радкевича к Перми, Каме и всему пермскому…
Каким же он был Владимир Ильич, в стихах и воспоминаниях ?

Поэзия всегда подспудна,
Как под снегами звон ручья,
И пересудам неподсудна,
Поскольку собственность – ничья.
В. Радкевич

Портреты В.Астафьева, О.Селянкина и В. Радкевича украшают портретную галерею известных писателей Перми, написанную неподражаемым пермским художником Е. Широковым. Трепетность натуры В.Радкевича на его портрете находится в жёстком контрасте с чеканными пролетами камского моста. Художник показал и беспощадность к себе и ставшую «монументальной» любовь к Каме и душевную неудовлетворенность поэта собой.

Поэзия — одна из величайших загадок, но и ни одно искусство не имеет так много дилетантов, как литература. Любовь к слову досталась Радкевичу от матери, преподавателя литературы и русского языка, ей посвящено много стихов Владимира Радкевича, на некоторые из них написаны песни.

В годы войны, как и все его сверстники, Владимир Радкевич учился понимать главные ценности жизни – цену мужеству и горю, цену человеческой доброты, цену хлеба, наконец. И это понимание станет потом основой его поэтического мировоззрения и его жизненной позиции. Поэт А. Домнин на вечере, посвященном 50-летию Радкевича сказал : «Трудно себе представить, но в те годы Владимир Радкевич умел обращаться с лошадью, убирал хлеб вместе с деревенскими ребятами, а однажды, после летней и осенней страды, он получил первый свой гонорар натурой – мешок зерна и гороха – бесценный дар в те голодные годы. Весь путь до дома он не шел, а почти бежал – ему не терпелось поставить перед матерью первый свой заработок».

Первые его стихи опубликованы в 1947г., а рождение первого сборника стихов поэта произошло при довольно необычных обстоятельствах. Как-то К.В. Рождественская (тогда ответственный секретарь Пермского отделения Союза писателей) попросила В. Радкевича прочесть свои произведения. Он читал свои стихи около двух часов, после чего Рождественская сказала, из всего, что она здесь услышала, можно составить сборник. Судьба первой книги молодого поэта была решена. Так в 1951 году появилась первый сборник стихов В. Радкевича с символичным названием «В добрый путь», изданный Пермским книжным издательством. Впоследствии он написал стихотворение памяти К.В.Рождественской. Удивительное совпадение, но и В.Астафьев позже при очень-очень схожих обстоятельствах получил «путёвку в жизнь» от той же незабвенной К.В.Рождественской…Воистину, пути Господни неисповедимы !..
Печатался Радкевич и в московских журналах. Стихи из сборника «Над Камой» были переведены на китайский язык и передавались по пекинскому радио. В 50-е годы вышли сборники: «Разговор о счастье» (1955), «Просека к солнцу» (1958г.). В 1959 году Радкевич был принят в Союз писателей СССР.

Современники Радкевича считали его первооткрывателем коми-пермяцкой поэзии для русского читателя, поскольку им было сделано очень много талантливых переводов произведений коми-пермяцких поэтов. Коми-пермяцкий писатель Иван Алексеевич Минин отмечал, что до переводов Радкевича читатель столь широко не соприкасался с коми-пермяцкой литературой. Поэт занимался также переводами стихов украинских и латышских поэтов.

В содружестве с композиторами Евгением Родыгиным (родился в г.Чусовом) и Аркадием Трухиным, чьи песни слышали в Болгарии, Венгрии, Франции написаны песни: «Рябиновый вальс», «Если любишь ты», «Все еще горит костер рябиновый». Песни на стихи Радкевича исполнял Уральский государственный народный хор, артисты Свердловской филармонии.

Пристрастная любовь к родине у Владимира Радкевича не имеет границ. Тема Родины, Урала, красной нитью проходит через все творчество поэта, как, впрочем, и тема Матери, как некого всеобъемлющего начала. Вообще Радкевич чаще всего и, прежде всего, выступает как поэт-публицист, зачастую в произведении не ограничиваясь только одной темой. Масштабность, глубина и точность – вот, что определяет поэзию Радкевича.

Писатель Лев Давыдычев в предисловии к его избранным стихам сказал о главном – о его добром сердце. Подметил и то, что отличает пусть самого блестящего версификатора от поэта: «Радкевич в стихах и в жизни – это одно лицо. Ему не приходилось тщательно продумывать свою литературную судьбу, биографию своего лирического героя, чего-то там додумывать или чего-то осторожно недоговаривать. Живая человеческая личность со всеми ее грехами и святостями, со всеми падениями и высокими взлетами кричит у Радкевича, высказывается вся, ясно, спокойно, глубоко.

Пермский поэт Дмитрий Ризов в статье «Очарованный пленник Урала», посвященной творчеству В. Радкевича сказал :«Он несет в мир законы строгой человеческой чести, высокой порядочности, поэтому и тон его поэзии высок».

Хочется сказать ещё об одном жанре творчества В.Радкевича, его знаменитых острых эпиграммах. Л.Постников, «именитый» чусовлянин пригласил как-то к себе на свой легендарный «Огонёк» для отдыха Владимира Радкевича. Гостил он там неделю или две, и вдруг приезжает какая-то другая знаменитость и хозяин вдруг резко «охладевает» к прежнему гостю – В.Радкевичу. Так родилась эпиграмма «отмщения» В.Радкевича : «Жил на «Огоньке, было времечко – пока петух не клюнул в темечко !» Дело в том, что главной достопримечательностью «Огонька» в то время был механический петух, который махал крыльями и кукарекал, отбивая часы…

Поэты уходят, что же остается? Что слышат и понимают поэты? Об этом сказал Алексей Решетов в стихотворении, посвященном Радкевичу:
Родная речь, прямая речь…
Но есть еще и речь иная.
Кому в сырую землю лечь
Приходит время – ей внимают.
Зашелестит вокруг листва
Или пчела прильнет к могиле,
И ты услышишь те слова,
Которых мы не проходили.

А так сказал о нём другой известный пермский поэт — Фёдор Востриков :
Он жил взахлёб. И днём и ночью Себя в стихах сжигал дотла. И проступали между строчек Искринки света и тепла. Его теплом, как отчим кровом, Мы жили, веря и любя. Добром и совестливым словом Лечил он всех, но не себя…
Из стихов Владимира Радкевича.
УРАЛОЧКА
Под утро пала изморозь
На улицы села.
Березовая изгородь
От инея бела.
За Камой дымка вьюжится
Прозрачно и легко.
Поблескивают лужицы
Сиреневым ледком.
А по весенней наледи,
Помедлив у ворот,
Нарядная, как на люди,
Уралочка идет.
Высокие ботиночки,
Шагает налегке —
Родная до родиночки
На беленькой щеке.
Со мной почти что рядышком
Вздохнула и прошла
И лишь задела краешком
Сердечного тепла.
Но разве мало этого?
На то и есть она —
С морозными рассветами
Уральская весна!
ЧЕРДЫНЬ ВЕЛИКАЯ
Чердынь,
Чердынь Великая,
Чем же ты велика?
Дремлет, старчески всхлипывая,
Колва-река.
В дреме той иль в бессоннице
Время мечется вспять.
Под копытами конницы
Камни вопят.
Разгулялись ушкуйники.
Рать вогульскую гнут.
Соболиные шкурки,
Как женщину, мнут.
По становищу шастают,
Ткнув кистень за кушак.
Алексею Тишайшему
Будет добрый ясак!
Время древнее, гулкое,
Не меня ль ты зовешь?
Лучше стрелы вогульские,
Чем в приказе правеж!
Кровью руки омоются.
Но, крестом осеняя,
Стефан Пермский помолится
В тишине за меня.
Очи вороном выпиты.
И ни зги в темноте.
Буквы русские выбиты
На скорбной плите,
И плывет с облаками
Звон в четыре струи.
И дома белокаменны,
Как кости мои.
Этой ночью в гостинице
Я заснуть не смогу.
Лес на Чердынь не двинется —
Чердынь двинет в тайгу!
Сдвинут парни российские
Годы, горы, миры —
Словно пули трассирующие,
Вдоль по трассе костры!
Видно, так предначертано,
Чтоб, сквозь время струясь,
Кама около Чердыни
С Печорой слилась.
Здесь с лесным заточением
Свыклась Колва-река.
Тихо моет течением
Камни, кости, века…
Но отбросив подробности,
Я из прошлого рвусь.
Кровью слились народности
В великую Русь!

ОТ НАС УХОДЯТ СТАРШИЕ Памяти К.В.Рождественской
От нас уходят старшие, Безвременно почившие — Частицей нашей ставшие, Работать нас учившие. Вдруг сердце остановится, А нам – трудней становится Без очень нежной хмурости, Без очень нужной мудрости И всё-таки прислушайся : Земля, как прежде, вертится. В их светлое присутствие Мне почему-то верится. Не верю слуху вздорному, Что вот — пришёл конец. Нет, просто сердце взорвано На тысячи сердец, И новые галактики От взрыва образуются. И это — в их характере, В посмертной их разумности. Что сделано – не рушится. И крепнет в нас самих Честное содружество Мёртвых и живых.

Автор материала (Маслянка В.Н.) благодарит за неоценимую помощь в его подготовке Е.Л.Рождественскую, А.В.Астафьева, Ф.С.Вострикова и С.И.Ваксмана.

РадкевичСайтРадкевичСайт1459534459535459536459537

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *